Друзья, прекрасен наш Союз... №2 (21) 2002 г.
Вести СоЭС
   
Издается Международным Социально-экологическим Союзом
Другие номера:
2002
01
02

2001
01 (январь-март 2001)
02
03
04
2000
05 (май-июнь 2000)
04 (апрель 2000)
03 (март 2000)
02 (февраль 2000)
01 (январь 2000)

1999
11 (ноябрь 1999)
10 (октябрь 1999)
09 (сентябь 1999)
07-08 (июль-август 1999)
05-06 (май-июнь 1999)
04 (апрель 1999)
3,
2,
1,


Главный редактор:
Святослав Забелин
Зам. гл. редактора:
О.А. Берлова
Над номером работали:
Н.Забелина, В.Захаров, А.Капустина, В.Колесникова, Д.Кольцов,
А.Кочинева, М. Пастернак, Т. Саксина, В.Тихонов

Наш адрес:
121019
Москва а/я 211,
ЦКИ СоЭС
Тел/факс:
(095) 124-79-34
Электронная почта:
seupress@seu.ru

Выпускается при финансовой поддержке
Фонда Чарльза Стюарта Мотта
Фонда Голдмана через Global Greengrants Fund
Е.Шварца, г.Москва

Акция в поддержку Пасько



Гражданка

Дорога к устойчивому развитию: кормить в пути никто не обещал
Саммит по устойчивому развитию Рио+10

  С 26 августа по 4 сентября в южноафриканском городе Йоханнесбурге пройдет Всемирный саммит по устойчивому развитию Рио+10. В повестке дня - вопросы охраны окружающей среды, борьбы с глобальным изменением климата, с бедностью, поиск путей совместного решения других глобальных проблем. На встрече соберутся лидеры стран мира, чтобы оценить результаты 10 лет, прошедших после встречи по устойчивому развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году, на которой был принят документ «Повестка дня на XXI век». Излагающий основные принципы устойчивого развития документ должен был стать руководством к действию для всех стран мира. В 1997 году, в Нью-Йорке (США) прошел Саммит Рио+5. Были подведены неутешительные итоги пяти лет после Рио. Несмотря на то, что в странах-участниках встречи были созданы государственные органы по устойчивому развитию, во множестве проводились различные встречи и консультации, принимались специальные программы, экологическая и социальная ситуация в целом в мире значительно ухудшилась и продолжает ухудшаться. Развитые страны продолжают уничтожать природу своих менее развитых «соседей по планете»: леса Амазонки, леса и рыбные ресурсы на Дальнем Востоке; нефтяные компании разрушают уникальные экосистемы; корпорации экспортируют в Восточную Европу атомные и генноинженерные технологии, от которых Запад отказывается. Из-за нынешнего способа ведения сельского хозяйства мир потерял от 50 до 75% (по различным оценкам) видового разнообразия сельскохозяйственных культур; исчезают целые народы, лишенные привычного способа существования.
  По сути, устойчивое развитие и «Повестка дня на XXI век» воспринимаются как проблема экономическая, которая решается при глобализации экономики и увеличении иностранных инвестиций. За этим скрывается продажа экономики отдельных стран транснациональным корпорациям, которые подотчетны только узкому кругу владельцев акций.
  Прошедшие 10 лет показали, что правительства-участники саммита не способны противостоять экономической мощи транснациональных корпораций (ТНК). Они позволили ТНК диктовать свои условия. Корпорации избежали наложения жестких законодательных рамок на их деятельность. Взамен они предложили концепцию «добровольной ответственности» корпораций за свою деятельность, воплощением которой стал Глобальный Договор (Global Compact).
  За десять лет стараниями корпораций была резко снижена эффективность соглашений, подписанных в Рио.

  Глобальный Договор:
  я тебя породил - я тебя и...

  С помощью Глобального Договора, подписанного в 1999 году в Давосе, ООН пытается наладить сотрудничество с транснациональными корпорациями. Тогда генеральный секретарь ООН Кофи Анан призвал лидеров мирового бизнеса, подписавших Глобальный Договор, придерживаться 9 основных принципов, охватывающих права человека, в том числе право на благоприятную окружающую среду. Эти принципы в целом носят популистский характер, поэтому с самого начала было ясно, что почти все ТНК так или иначе нарушают их. Так, компания Aventis (один из крупнейших производителей сельхозпродукции и продуктов питания) нарушила «принцип предосторожности», введя на рынок генетически модифицированную (ГМ) кукурузу под маркой StarLink. В результате неконтролируемого скрещивания ГМ кукуруза заполнила практически весь рынок в США.
  Корпорация Nike, известный производитель спортивной одежды, систематически нарушает принцип «обеспечения свободы объединения работников и ведения переговоров между предпринимателями и профсоюзами об условиях труда» на своих фабриках во Вьетнаме, Китае, Индонезии, Камбодже, Мексике. Норвежская корпорация Norsk Hydro грубо нарушила принцип соблюдения прав человека. На предприятии по добыче глинозема в восточной Индии были убиты три человека из местного населения, участвовавшие в демонстрации против очередного проекта компании.
  Англо-голландская ТНК Unilever (один из крупнейших производителей продуктов питания, предметов гигиены и быта) нарушила принципы по охране окружающей среды, в частности на фабрике по производству термометров в южной Индии. Более 7 тонн битого стекла, содержащего ртуть, было найдено на свалке рядом со школой. Компания не предприняла никаких мер, чтобы предотвратить заражение местности ртутью. Unilever также является одним из лидеров по производству генетически модифицированных продуктов питания и поставщиком этих продуктов в страны третьего мира.
  Представители Глобального Договора настаивают, что использование логотипа ООН строго контролируется. Однако логотип самого Глобального Договора используется корпорациями безотносительно к ООН, для «отмывания» своего имиджа и построения ложных ассоциаций с уважаемой многими международной организацией (например, на рекламных буклетах автомобилей). Таким образом, видно, что Глобальный Договор изначально был создан для проникновения коммерческих интересов в структуры ООН.

  ТНК: на лицо «зеленые», что же там внутри?
  Корпорации продолжают развивать технологии, отнюдь не способствующие устойчивости (развитие атомной энергетики, «грязные» производства, генная инженерия), продолжают разрушать природу и нарушать права населения развивающихся стран. Но при этом корпорациям необходимо расширять рынки сбыта, а для этого - демонстрировать свои усилия, направленные на выполнение «линии партии и правительства», то есть в данном случае - положений «Повестки дня на XXI век».
  Сильное влияние бизнес-кругов на решения, принимаемые на междунродном уровне, ведет к частичной «приватизации» ООН и к тому, что транснациональные корпорации все чаще начали использовать недобросовестные методы паблик рилейшнз (ПР), в том числе такие, как «зеленый камуфляж» («greenwash», создание имиджа корпораций как «защитника природы») или «голубой камуфляж» («bluewash», использование в своих целях имиджа ООН). Например, для расширения рынков сбыта корпорации дезинформируют общественность, заявляя об использовании в производстве «экологически чистых технологий», что не соответствует действительности, или загрязняют окружающую среду, нарушают права человека и одновременно проводят популистские акции якобы по «охране природы».
  Ведущие компании, занимающиеся «зеленым камуфляжем», еще в 1992 году в Рио-де-Жанейро создали Совет бизнесменов по устойчивому развитию (Business Council for Sustainable Development), который был призван демонстрировать роль бизнеса в выполнении Повестки.
  Совет бизнесменов, добавивший к своему названию наименование «всемирный», к саммиту в Йоханнесбурге слился с Международной торговой палатой и сформировал еще одну группу под названием Бизнес за устойчивое развитие (Business Action for Sustainable Development, BASD). Лозунг новоиспеченной группы: «Бизнес - часть решения проблемы». Провозглашенная цель - обеспечить участие делового сообщества в подготовке и проведении саммита и сыграть в нем конструктивную роль.
  Однако, согласно экспертам организации «Европейское корпоративное обозрение», на встрече BASD в Париже в октябре 2001 года главной темой было противодействие новым законодательным ограничениям бизнеса и введение системы добровольных ограничений и «саморегуляции». Эти цели были откровенно провозглашены председателем BASD и представителями американской администрации.
  При этом BASD не гнушается принимать в свои ряды корпорации с сомнительной репутацией. Среди его членов - Rio Tintо, Procter and Gamble, Fiat, а также корпорация TotalFinalElf, известная своим сотрудничеством с тоталитарным режимом в Мьянме и многочисленными нарушениями прав человека в этой стране при постройке трубопровода, включая принудительный труд и принудительное переселение.
  Но самой яркой иллюстрацией подхода BASD к проблемам устойчивого развития является то, что возглавляет его Марк Муди-Стюарт, председатель совета директоров нефтяной компании Shell, при котором эта корпорация оказалась замешана в казни нигерийского писателя и правозащитника Кена Саро-Вивы и расстреле более ста человек, выступавших за права народа огони. В то же время Shell не жалеет денег на поддержку заповедников или проектов по солнечной энергетике в западных странах. Несмотря на то, что размеры грантов приличные, это копейки по сравнению с прибылью компании от добычи нефти в той же Нигерии.
  Деятельность Shell - показатель того, что нас ждет в «мире корпоративной ответственности». Выбор главы этой компании на пост президента BASD - пощечина всему обществу и демонстрация того, что в мире, где условия диктуют корпорации, реальный гражданский контроль за ними невозможен.
  Shell и Chevron являются лидерами в использовании «зеленого» имиджа в рекламе. Американская неправительственная организация CorpWatch присудила компании Shell своеобразную антинаграду - Greenwash Award - приз «за достижения» в области «зеленого камуфляжа».
  Есть некоторая, но пока еще очень слабая даже в развитых странах, тенденция экологизации производства. Прежде всего, это определяется тем, что потребители западных стран стали более чувствительными по отношению к происхождениюпотребляемых товаров и услуг. То есть при выборе бумаги или мебели из сертифицированной и несертифицированной древесины, западный потребитель в большинстве случаев выберет первую, даже если она будет несколько дороже. Наш потребить пока еще просто не привык задумываться об источниках того или иного продукта или услуги, о способе производства, отходах этого производства и т.д.

  «Гринвош» по-русски
  Российские компании и корпорации за последние 10 лет много чему научились у западных коллег, в частности ведению работы по связям с общественностью, что включает в себя и «зеленый камуфляж».
  Из последних классическим примером «камуфляжа» можно назвать политику нефтяной компании «Юкос». Одной рукой компания уничтожает уникальную природу Байкала, другой - раздает деньги на социальные и другие проекты.
  На сайте компании, оформленном рисунками детей сотрудников, читаем: «Мы ответственны перед страной за использование природных ресурсов в целях ее процветания; перед международным сообществом за сохранение экологии регионов, в которых компания ведет свою деятельность».
  А теперь о реальных делах компании. Один из самых масштабных проектов компании на ближайшую пятилетку - освоение газоконденсатного месторождения в Ковыкте (Иркутская область) и строительство нефтепровода в Китай также через территорию Иркутской области.
  Пересечение трубопроводами крупнейших рек, впадающих в озеро Байкал, представляет опасность для «сибирского моря» - объекта Всемирного Наследия ЮНЕСКО. Любой разлив (а они случаются регулярно) станет серьезной нагрузкой для экосистемы Байкала, которую она может не выдержать.
  При этом «Юкос» полностью игнорирует мнение общественности, отказывается от встреч с экологами и местными жителями, ведет дискредитирующую ПР-кампанию по отношению к экологическим организациям региона.
  С другой стороны, «Юкос» раздает гранты и оказывает благотворительную помощь. Так, в «Юкосе» утверждена экологическая программа: вместе с британским фондом CAF «Юкос» проводит открытый конкурс социальных и образовательных проектов в тех регионах, где работает компания.
  Нефтяная компания «Лукойл» также ведет ряд благотворительных программ, поддерживает культурные и религиозные проекты. Но тот же «Лукойл» несколько лет назад бурил нефтяную скважину на территории заказника и заповедника в Самарской области. Сейчас компания готовит проект добычи нефти рядом с нацпарком «Куршская коса» (Калининградская область). В соответствии с проектом нефтяная платформа будет установлена в море напротив парка - объекта Всемирного Наследия ЮНЕСКО.
  Ученые и экологи многих стран сходятся во мнении, что данный вариант проекта представляет угрозу природе региона (вплоть до полной утраты Куршской косы), а также нанесет ущерб рыбным и другим промысловым ресурсам.
  «Корпорация» Минатом откровенно ведет антиэкологический ПР в соответствии с «лучшими» западными образцами. Это касается и лоббирования принятия поправок, разрешающих ввоз зарубежного отработанного ядерного топлива, и дискредитации оппонентов (заказные материалы в СМИ против экологических организаций), и акцента на авторитеты («народ все равно ничего не понимает, будем разговаривать только со специалистами») и т.д.
  Экологические организации пытаются воздействовать на политику компаний и способствовать повышению экологической и социальной ответственности бизнеса. Но на сегодняшний день единственная сфера, где этого удалось добиться - лесная и деревообрабатывающая промышленность: корпорации объявили мораторий на рубки на некоторых ценных лесных территориях, обозначенных «зелеными», вводится сертификация лесной продукции и т.д. В других областях реального продуктивного диалога «зеленых» и бизнеса пока нет. И во многих, например, в таких, как добыча и транспортировка нефти, он сегодня вряд ли возможен: слишком уж разные интересы у нефтяников и у общественности.

  Что скажет Президент?
  О чем будет говорить Президент Владимир Путин на Саммите Рио+10 пока неизвестно. Собственно говоря, у России, так же как и у других стран мира, за прошедшие 10 лет не так уж много достижений в области устойчивого развития.
  В 2000 г. была, по сути, разрушена система экологического контроля. Были ликвидированы Государственный комитет по охране окружающей среды РФ и российская Служба лесного хозяйства, их отдельные подразделения вошли в состав Министерства природных ресурсов РФ, т.е. произошел возврат к состоянию периода до 1988 г., когда природопользователь сам себя контролировал. На сегодня Россия является единственной страной в мире (по крайней мере, в развитом мире), в которой нет отдельного ведомства по охране окружающей среды.
  В сфере природоохранительного законодательства, после принятия ряда законов («Об охране окружающей среды», «Об экологической экспертизе», «Об отходах производства и потребления» и др.) предпринимаются попытки их ревизии, направленной на смягчение природоохранных требований.
  Наиболее значительные изменения в законодательстве связаны с поправками, позволяющими ввозить в Россию отработавшее ядерное топливо на переработку и хранение. «Ядерные» поправки вызвали беспрецедентный по масштабу протест населения страны: за проведение референдума по этому вопросу собрано около 3 миллионов подписей.
  Общественное мнение было полностью проигнорировано властями. И все-таки действия экологов не прошли даром: ни один новый контракт на ввоз ОЯТ пока не был заключен.
  Были приняты некоторые новые законы и федеральные целевые программы, направленные, например, на поддержку заповедников и национальных парков, на лесовосстановление, охрану озера Байкал. К сожалению, подавляющее большинство этих решений не имеют под собой реальных механизмов их выполнения и не финансируются.
  За оставшиеся полтора месяца до саммита может быть принята Экологическая Доктрина Российской Федерации. В этом, очень важном для нашей страны документе, отразилась общее для государства и общественных организаций понимание экологического кризиса и действий, необходимых для его преодоления. Доктрина была подготовлена группой крупных общественных экологических организаций России. Несомненно, Путин упомянет о Доктрине в своем докладе на саммите.
  Наверняка будет говорить Путин и о Гражданском форуме, который прошел по инициативе правительства в ноябре прошлого года. Хотя на форуме и произошел реальный диалог общественности и правительства по различным проблемам (от реформирования государственной системы экологического контроля до образования и воспитания детей), форум - был и остается не более чем ПР-акцией государственного масштаба, направленной на то, чтобы отчитаться перед мировым сообществом в установлении диалога с общественностью. Реально же после Гражданского форума власть и компании не стали больше прислушиваться к мнению общества в вопросах, где позиции власти и народа расходятся.
  Таким образом видно, что ни Россия, ни другие страны за 10 лет, прошедших после саммита в Рио-де-Жанейро не предприняли почти никаких сколь-нибудь значительных действий для реализации принципов устойчивого развития, заложенных в «Повестке дня на XXI век». Государства продолжают ориентироваться в принятии решений на глобальные экономические институты, а те, в свою очередь, продолжают выкачивать ресурсы и делают деньги и, там где это возможно, совершенно не заботятся об окружающей среде и правах населения. И при этом умело прикрывают свои неблаговидные «делишки» на Юге красивым зеленым камуфляжем на Севере.
  Генеральный секретарь ООН Кофи Анан, который тоже оценивает итоги десятилетия после Рио как неутешительные, в качестве решения проблем предлагает, в частности, «поставить процесс глобализации на службу устойчивому развитию». Чем ответят на это ТНК? Скорее всего, новыми ПР-акциями.

  Анна Кочинева, Алла Капустина, Валерий Тихонов, с использованием доклада CorpWatch Greenwash+10


  Зеленый камуфляж («озеленение имиджа») - это представление компанией себя на рынке как экологически и социально ответственной, в то время как в действительности она таковой не является. Еще много лет назад партия Республиканцев США советовала: «Публично сажайте деревья, участвуйте в мероприятиях Дня Земли, станьте членом общества защиты животных, ...учредите природоохранный приз, и тогда ваши избиратели освищут любого репортера, посмевшего назвать вас анти-экологом».
  


seu-info@ecoline.ru
Надёжное курсы обучение ландшафтному дизайну через вебсайт. ; дизайн, изготовление стендов