Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

На главную страницу кампании
Природа дороже нефти!

Подробности и комментарии

Сколько можно наступать на грабли?

Освоение энергетических запасов России является одним из основных путей возрастания экономического могущества. Поэтому не вызывает сомнений необходимость создания трансконтинентальных трубопроводных систем для передачи и использования носителей топливной энергии как внутри страны, так и для ее зарубежных партнеров. Одним из таких сооружений является проектируемая нефтепроводная система «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО). Это действительно грандиозное сооружение, которое должно создаваться и эксплуатироваться в соответствии с требованиями законодательных, правовых, нормативных и технических документов. Проработка трассы трубопровода была достаточно серьезной, с обсуждением нескольких возможных вариантов, причем выработка оптимального решения чем-то напоминала «прохождение между Сциллой и Харибдой». С одной стороны – существует экономическая целеосообразность, с другой – затрагивается территория объекта Всемирного наследия «Озеро Байкал», накладывающая серьезные ограничения на любую природо-хозяйственную деятельность. Не будем специально останавливаться на уникальности озера. Она настолько очевидна, что его сохранение регулируется специальным Федеральным законом «Об охране озера Байкал», и международной конвенцией «Об охране Всемирного культурного и природного наследия» как объекта всемирного природного наследия. Подчеркнем, что озеро Байкал действительно является бесценным творением природы, всемирной природной лабораторией, глобальным источником пресной воды.

Поэтому из двух первоначально рассматриваемых вариантов (северный –проект «Транснефти» и южный – проект ЮКОСа) предпочтение было отдано северному (см. схему). Но и в этом варианте было предложено два маршрута прокладки трубопровода: первый (горный) обходит Байкал с севера, находится в 70 км от его побережья, но остается в пределах бассейна озера Байкал; и второй – находится непосредственно в пределах Байкальской природной территории, где на протяжении 20 км трасса проходит по берегу озера в семистах метрах от его береговой линии. Последний маршрут и принят к производству.

Схема нефтепроводов Восточная Сибирь – Дальний Восток.

В пределах этого Байкальского участка нефтепроводная система ВСТО находится в очень сложных инженерно-геологических условиях. Достаточно сказать, что здесь она пересекает несколько высокогорных хребтов и проходит по одной из самых высокосейсмичных территорий России (на отдельных участках сила землетрясений по данным В.П. Солоненко может достигать 10-11 баллoв по шкале MSK-64). Добавим сюда широкое развитие многопланового комплекса экзогенных геологических процессов (оползни, наводнения, криопроцессы) и получим сложнейшую геоэкологическую обстановку как самой трассы, так и окружающих ее территорий, включая оз. Байкал. Аварии на таких производствах, вызванные сильными землетрясениями и активным развитием экзогенных геологических процессов, могут привести к существенным экономическим потерям и экологическим катастрофам. А что такое возможно - не вызывает сомнений. По данным Службы государственного контроля в сфере природопользования и экологической безопасности ГУПР по Иркутской области МПР РФ в период с 1993г. по 2001г. на нефтепроводах Красноярск – Иркутск, Омск – Иркутск, принадлежащих ОАО «АК «Транснефть», на территории Иркутской области (в более простых инженерно-геологических условиях) произошло 6 аварий, сопровождавшихся разливом нефти общим объемом 42290 т. Участившиеся случаи аварий на нефтепроводах ОАО «АК «Транснефть» в Иркутской области за последние годы, том числе по причине «преднамеренных воздействий» (только за ноябрь 2004г. зафиксировано 2 аварии, где аварийный разлив нефти по разным оценкам составил от 18 т до 5 тыс. тонн нефти), ставят под сомнение утверждения разработчиков о росте надежности эксплуатации нефтепроводов Транснефти. Хотя они и не отрицают возможность таких аварийных ситуаций, при которых разливы могут достигнуть четырех тысяч тонн сырой нефти, а время, в течение которого нефть попадет в Байкал, колеблется от 20 минут до 49 часов. Вместе с тем не оценено потенциальное воздействие аварийных разливов нефти на экосистему озера Байкал и водно-болотные угодья дельт рек Кичера и Верхняя Ангара. Противоаварийные мероприятия выглядят практически нереализуемыми в природно-климатической обстановке Восточной Сибири и по утверждениям самих разработчиков никогда в условиях Сибири не опробовались. Для экологической катастрофы на Байкале будет достаточно одного разрыва трубопровода: излив только трех тысяч тонн сырой нефти приведет к покрытию более половины акватории озера нефтяной пленкой.

Возможны ли другие варианты, которые могли бы гарантировать отсутствие угрозы водным ресурсам Байкала в будущем? Да возможны, и на Общественных слушаньях в Ангарске в 2002 году по проекту нефтепровода «Россия-Китай», разработанного ЮКОСом, К.Г. Леви был предложен обход Байкальской горной области по территории Сибирской платформы с выходом на Усть-Кут - Киренск - Ленск и затем на БАМ (см. схему). Этот район характеризуется заметно меньшей сейсмичностью (максимально 6-7 баллов). О таком варианте неоднократно говорилось в радио и телевизионных передачах, предложение было опубликовано в первом номере журнала «Минеральные ресурсы России. Экономика и управление» (2004 год, стр.54-62). Однако эти предложения остались без внимания. Повторяется история с Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом. К сожалению, опыт тех далеких шестидесятых годов прошлого столетия ничему не научил. И в то время сибирские ученые, возглавляемые академиком Г.И. Галазием и член-корреспондентом АН СССР М.М. Одинцовым, резко выступили против этого строительства, показав, неминуемость загрязнения озера, что, собственно, и произошло. Но из-за волевого решения о местах строительства, эта битва была проиграна, и только в последние десятилетия в полной мере подтверждена правота коллектива ученых, а на высоких правительственных уровнях приходится решать сложные проблемы, исправляя ошибки тех уже далеких лет. Причем ситуация патовая: на полное переселение и обустройство людей из г. Байкальск у государства денег нет, а все варианты перепрофилирования комбината или постройки системы промстоков в другую речную систему не решают проблему окончательно. Это, скорее, латание самых крупных дыр на кафтане. И история повторяется. Если нефтепровод пройдет по берегу Байкала, то через десяток лет снова возникнет проблема, подобная проблеме г. Байкальска, а Байкалу будет нанесен невосполнимый ущерб.

Здесь еще уместно вспомнить и строительство Байкало-Амурской магистрали, значительная часть которой прошла по одной из самых сейсмоопасных территорий в России. Впрочем, мы уже писали об этом выше и не будем повторяться. Достаточно напомнить, что выбор участков трассы исходя из наиболее дешевых вариантов (например, Муйский тоннель) привел к увеличению реальных затрат по сравнению с расчетными на порядок и к значительному увеличению сроков строительства. Где гарантия, что ситуация с удорожанием и увеличением сроков строительства трубопровода не повторится? Да скорее можно как раз гарантировать обратное. В последнее время проблема сохранения озера Байкал широко обсуждается мировой общественностью. На последней 29 сессии в июле 2005 г. Комитет Всемирного Наследия настоятельно просил органы государственной власти Российской Федерации принять все меры по недопущению угрозы объекту всемирного наследия «Озеро Байкал», и обратил внимание на возможность перевода озера Байкал в Список объектов «всемирного наследия в опасности». На это заявление нельзя не обращать внимания, ибо, если наше государство не предпримет конкретных шагов по сохранению водоема, Байкал, как объект Всемирного наследия, вообще будет исключен из этого Списка, что иначе, чем «национальный позор России» не назовешь.

В январе Государсвенная Экологическая Экспертиза вынесла свой вердикт об экологической опасности предложенного северного варианта трубопровода. Но окончательное решение о начале строительства и трассе трубопровода так и не принято. Ростехнадзор результаты экспертизы не утвердил, ссылаясь на то, что «выводы …комиссии недостаточно аргументированы». Следует подчеркнуть, что экспертная комиссия была создана тем же Ростехнадзором и состояла из ведущих ученых и высоко квалифицированных специалистов страны, мнение и авторитет которых по необъяснимым причинам поставлены под сомнение.

При суперактивном лоббировании интересов «Транснефти» мы абсолютно не уверены в том, что мнение и новой группы экспертов сможет перевесить экономические интересы компании. И в очередной раз те люди, которые думают о стратегических интересах России и будущих поколениях (как бы высокопарно это не звучало) будут испытывать горечь от того, что сиюминутная выгода оказывается сильнее здравого смысла.

Директор Института земной коры
СО РАН, член-корреспондент РАН    Е.В. Скляров

Зам. директора, доктор геолого-
минералогических наук, профессор     К.Г. Леви

Председатель секции инженерной
геологии и геоэкологии, доктор
геолого-минералогических наук,
профессор       Ю.Б. Тржцинский

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами