Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

На главную страницу кампании
в защиту Дунайского заповедника

Последние события

\\|// БАЙБАК \\|// Украинская коалиция "За дикую природу" (# 237 от 20.12.06)

АНТИ-ЗАЯВЛЕНИЕ
об экологических последствиях создания судового хода Дунай – Черное море на украинском участке дельты в соответствии с рабочим проектом на полное развитие

1_ Миф о целесообразности канала на Быстром.
2_ Искажение воздействия вариантов судового хода на окружающую среду.
3_ Искажение экономической целесообразности вариантов судового хода.
4_ Утверждения, вообще не соответствующие действительности.
5_ Отрицательное трансграничное воздействие.
6_ «Эксперты»: ангажированные и непрофессиональные.
7_ Игнорирование международных и национальных нормативных актов.


В «Голосе Украины» N 2411 от 24 ноября 2006 г. было опубликовано Заявление об экологических последствиях создания судового хода Дунай – Черное море на украинском участке дельты по рабочему проекту на полное развитие. Заявление подписано заказчи-ком, директором госпредприятия «Дельта-Лоцман» В. Бездольным, и генпроектировщи-ком, директором института «Речтранспроект» В. Керусенко.

Согласно ДБН А.2.2-1-2003 «Состав и содержание материалов оценки воздействий на среду (ОВОС) при проектировании предприятий, домов и сооружений», Заявление об экологических последствиях деятельности является юридическим документом относи-тельно сути этих последствий и гарантий выполнения природоохранных мероприятий по обеспечению безопасности окружающей среды на весь период осуществления запланиро-ванной деятельности, составляется заказчиком и генпроектировщиком или по их поруче-нию исполнителем ОВОС и представляет собой резюме материалов ОВОС, где должны быть отображены:
– данные о запланированной деятельности, цели и путях ее осуществления;
– существенные факторы, которые влияют или могут влиять на состояние окру-жающей природной среды с учетом возможности возникновения чрезвычайных экологи-ческих ситуаций;
– количественные и качественные показатели оценки уровней экологического рис-ка и безопасности для жизнедеятельности населения запланированной деятельности, а также мероприятия, гарантирующие осуществление деятельности в соответствии с эколо-гическими стандартами и нормативами;
– перечень остаточных воздействий;
– принятые меры относительно информирования общественности о запланирован-ной деятельности, цели и путях ее осуществления;
– обязательство заказчика относительно осуществления проектных решений в со-ответствии с нормами и правилами охраны окружающей среды и требованиями экологи-ческой безопасности на всех этапах строительства и эксплуатации объекта запланирован-ной деятельности.

Анализ же данного Заявления свидетельствует о том, что как юридический документ относительно сути воздействия на окружающую среду оно неполно и не-объективно, направлено не на гарантирование безопасности окружающей среды при осуществлении запланированной деятельности, а на продвижение любым способом сооружения канала Дунай – Черное море на гирле Быстрое Дунайского биосферного заповедника.

Так, в Заявлении утверждается, что «вариант создания глубоководного судового хода Дунай – Черное море по рукаву Быстрый – наиболее целесообразный с экологи-ческой, экономической, технической и гидрологической точек зрения. В технико-экономическом обосновании рассмотрено девять вариантов создания судового хода Дунай – Черное море на украинской части дельты». На самом деле альтернативы судо-вому ходу на Быстрому как таковые, не рассматривались. Характерно, например, что в до-кументах Минтранса стоимость его главного конкурента, шлюзованного канала через Жебриянскую гряду, была искусственно увеличена в десятки (!) раз – именно так в бума-гах транспортников канал на Быстром и стал «самым целесообразным».

Даже основные факторы оценки вариантов канала были выбраны такие, которые предоставляли «бумажное» преимущество судовому ходу на Быстром! Так, по заявлению, «Анализ факторов влияния ГСХ на окружающую среду дал возможность устано-вить, что наиболее существенные из процессов воздействия определяются объемом вынутого грунта и площадью отведенных земельных угодий», что является грубым искажением ситуации. Воздействие на ценную природную территорию, которой является Дунайский биосферный заповедник, должно оцениваться, прежде всего, по воздействию на биоразнообразие, флору и фауну, – так как это ЦЕННАЯ ПРИРОДНАЯ ТЕРРИТОРИЯ. А по «объему вынутого грунта и площади отведенных земельных угодий» варианты со-оружения канала оценивались лишь потому, что это единые показатели, по которым вари-ант по Быстрому имеет перевес перед шлюзованным каналом через Жебриянскую гряду.

* * *

Авторы Заявления справедливо отмечают, что «все варианты трассы затрагивают интересы Дунайского биосферного заповедника», избегая при этом реальной оценки влияния определенных вариантов канала на природные территории. В заявлении анало-гично искажению недостатков вариантов судовых ходов, искажены и уязвимости гирла Быстрого и Жебриянской приморской гряды.

На Быстром представлены водно-болотные комплексы одной из последних нена-рушенных дельт. Здесь обитают 16 видов животных, занесенных в Европейский красный список, и 58 – в Красную книгу Украины. Воздействие судового хода на окружающую среду, в частности, дноуглубление и движение судов, приводит к перераспределению гид-рологического баланса, загрязнению водоема нефтепродуктами, распугиванию животных, гибели молоди ценных и редких видов рыб, и т. п. Поэтому данный проект и несовместим с сохранением этих природных объектов. И поэтому общественные и научные организа-ции выступают против сооружения здесь судового хода.

До 2004 года подобные проекты на Быстром были запрещены и Законом – оно вхо-дило в абсолютно заповедную зону Дунайского заповедника. А в зону антропогенных ландшафтов, зону со слабейшим режимом охраны, Быстрое было переведено Указом Пре-зидента Украины «О расширении территории Дунайского биосферного заповедника» от 2. 02. 04. И, хотя Закон о природно-заповедном фонде Украины однозначно определяет, что снижение охранного статуса территории может происходить только при потере ею при-родной ценности, Быстрое было раззаповедано «для транспортных потребностей», то есть незаконно. В качестве компенсации за судоходный канал через Быстрое этот Указ предусматривал передачу заповеднику в постоянное пользование других земель. Однако это мероприятие выполнено не было.

Имеет природную ценность и Жебриянская приморская гряда. Однако она сложена приморскими песками, покрытыми искусственными сосновыми посадками. Таких сосня-ков великое множество по всей Украине. Поэтому на ней и приемлемо сооружение канала – ведь здесь он нарушит природные комплексы, которые не являются уникальными. До засаживания сосной на гряде сохранялись полупустынные экосистемы, после посадки от них остались одиночные фрагменты. Поэтому, если уж говорить о необходимости сохра-нения «ценнейшей» Жебриянской гряды, следует говорить о необходимости сноса сосно-вых насаждений...

В Заявлении отсутствует объективная оценка биоразнообразия. В ней, естественно, утверждается, что «Сооружение и эксплуатация судового хода не приведет к измене-ниям численности и видового состава биоты ДБЗ». А объяснение к нему свидетельст-вует о непрофессионализме разработчиков: «Биотические группировки в районе рука-ва Быстрый хотя и содержат раритетные виды и ассоциации, но относятся к таким, которые достаточно распространены в границах территории ДБЗ. Поэтому возмож-ны в связи с созданием ГСХ отдельные местные ухудшения состояния растительных ассоциаций и частичная миграция животных из самого рукава и его прибрежной по-лосы». Надо отметить, что, во-первых, «раритетным видам», занесенным в Красную книгу Украины, в соответствии с украинским законодательством, запрещено наносить любые «местные ухудшения состояния», – это основной принцип государственной политики их сохранения. Во-вторых, редкие виды потому и редкие, что могут жить лишь в специфиче-ских условиях, и никуда «частично мигрировать» с разрушенных мест обитания не будут, так как мигрировать им просто никуда – мест пригодных для их обитания почти не оста-лось. Специалисты, оценивавшие воздействие судового хода на биоразнообразие, должны были знать эти «азы».

* * *

Вывод авторов Заявления о том, что судовой ход через Быстрое имеет перевес пе-ред шлюзованным, поскольку объемы вынутого грунта на Быстром будут намного мень-ше, чем при сооружении канала через Жебриянскую гряду, внешне выглядит правдопо-добно, по сути же вводит людей в заблуждение. При сооружении шлюзованного канала речь идет о действительно масштабном, но разовом изъятии грунта, а в ситуации на Быст-ром дноуглубление будет постоянным, более того, с каждым годом его объемы будут на-растать. Судоходный путь через гирло Прорва тоже начинался с объема дноуглубления 251 тыс. м3 в 1957 г., а закончился 3,6 млн. м3 в 1994 г., то есть объемы увеличились в 14,3 раза! В нынешнем Заявлении совершенно не взяты во внимание неминуемые тенден-ции реки и горький опыт, уже пройденный на гирлах Прорва, Потапово, Сулина. Соответ-ственно, нет и расчета затрат на поддержание неотвратимого увеличения объемов дноуг-лубительных работ.

За 2005 – 2006 гг. на поддержку судового хода на Быстром было израсходовано 100 млн. грн., тем не менее, к осени 2006 г. глубины на Быстром все равно упали, став 1,5 – 1,7 м, – даже меньше природных. Эту неувязку гг. Бездольный и Керусенко объясняют ис-ключительными природными условиями: «Гидрологический режим первых девяти ме-сяцев 2005 г. характеризовался продолжительной, очень высокой по водности весен-не-летним половодьем и тремя экстремальными дождевыми паводками в июле-сентябре», – игнорируя при этом как предупреждения специалистов, прогнозировавших такую интенсивную заносимость Быстрого, так и исторический опыт. Этой осенью, во время морских штормов, в Быстрое зарыли 18 млн. грн., а на следующий год предусмот-рено зарыть еще 44444,4 млн.

На дилетантов рассчитаны и цифры, связанные с необходимостью поддержки про-ектных глубин на баре гирла Быстрое в ходе эксплуатации канала. Хорошо известно, что объемы ежегодного твердого стока через гирло Быстрое измеряются миллионами тон в год (до 11 млн. т), а проектанты всех уверяют, что эксплуатационные объемы изъятия грунта на баре гирла Быстрое будут в границах 232 тыс. м3 (это при том, что сток по гирлу Быстрое в несколько раз больший, чем по Прорве во время ее эксплуатации). Такая созна-тельная дезинформация общественности из-за значительного занижения объемов дноуг-лубления наводит на мысль, что авторы проекта Заявлением стараются создать информа-ционные препятствия относительно определения реальной себестоимости ГСХ Дунай – Черное море, его экономической обоснованности и целесообразности.

О качестве проработок Проекта свидетельствует хотя бы простое сравнение на-стоящего «Заявления об экологических последствиях...» с предыдущими двумя аналогич-ным Заявлениями в июле 2003 г. и январе 2004 г. В первом и втором Заявлении объем дноуглубительных работ на баре гирла Быстрое при строительстве канала на полное раз-витие планировался в 2 331 000 м3. После того, как жизнь показала строителям, что такое Дунай, самая мутная река Европы, они, недолго думая, увеличили эту цифру ровно в два раза, и в третьем Заявлении уже фигурирует 4685 438 м3. Тоже самое можно сказать и об участке канала Рени – Вилково. Если в первых двух Заявлениях общий объем дноуглубле-ния на участке канала Рени – Вилково планировался на уровне 4258900 м3, то в третьем уже называется цифра в 1,7 раза большая – 7342967 м3.

С участком канала море – Вилково еще интереснее: в первых двух Заявлениях на-писано, что здесь дноуглубление на первом этапе вообще не предусмотрено, а в Заявлении от 2006 г. указывается, что на этом участке уже вынуто 144100 м3. Что это – тайное нача-ло работ второго этапа без экспертных выводов и утверждений, или еще что-то?

Следует особо подчеркнуть, что все эти расхождения дотошный читатель может легко обнаружить, сравнивая лишь три газетные статьи с Заявлениями, а что окажется, если появится возможность проанализировать все проектные материалы? Ведь за каждым таким расхождением стоят деньги, и большие, так как изъятие 1 м3 грунта будет стоить, судя по заявлениям самого же руководства «Дельта-Лоцман», до 10 евро. Поэтому увели-чение стоимости на 23,5 млн. евро на баре гирла Быстрое и на 30,8 млн. евро на участке Рени – Вилкове вообще будут составлять 54,3 млн. евро, или 359 миллионов гривен! Даже если стоимость изъятия грунта 1 м3 грунта будет вдвое меньше, подобный подход к эко-номике документа непонятен, особенно если сосчитать названный в Заявлении общий объем дноуглубления – 12,6 млн. м3?!

Или все дело в том, что это бюджетные средства, и считать их нет особой необхо-димости?


Главным экономическим преимуществом шлюзованного канала является его про-хождение вне границ активной дельты: при действительно более долгом периоде строи-тельства он не требовал бы больших объемов дноуглубления, и затраты при его эксплуа-тации были бы несравненно меньшими. Следует также указать, что на время его строи-тельства и при эксплуатации самого канала проектанты предлагали использовать для про-хода судов по дунайской дельте Соединительный канал порта Усть-Дунайск (который при эксплуатации судового хода на Быстром не имеет будущего). То есть никаким «отдалени-ем реализации проектных решений на много лет» шлюзованный канал также не угрожал.

В Заявлении указано: «Технико-экономическим обоснованием инвестиций «Создание глубоководного судового хода р. Дунай – Черное море на украинском уча-стке дельты» предусмотрено выделение первого этапа строительства – создание экс-периментального судового хода для определения его влияния на экологию дельты Дуная и воздействия природных факторов на судовой ход. Рабочий проект на полное развитие судового хода предполагалось разрабатывать с учетом опыта первого эта-па». Предполагаться оно предполагалось, но учтено не было (голословные утверждения – еще не учет).

«Одновременно с началом строительства был организован комплексный эко-логический мониторинг...Программа комплексного экологического мониторинга в 2004 – 2005 годах выполнена в полном объеме». Следует начать с того, что предусмот-ренная Указом Президента Украины от 10. 06. 2003 г. станция мониторинга по наблюде-нию за воздействием судового пути на природные комплексы Дунайского заповедника, так и не была создана, как не была осуществлена и система мероприятий, направленных на компенсацию убытков заповедным природным комплексам, упомянутая в этом же Ука-зе.

В 2004 г. работы по строительству и эксплуатации канала были начаты и проведе-ны без мониторинга за главным богатством дельты – его растительным и животным цар-ством. В 2006 г. такого мониторинга снова нет, но с ноября землечерпалка «Цюрупинск» уже начала дноуглубительные работы на баре гирла Быстрое. И именно на отсутствие мо-ниторинга и его низкое качество указывали как отечественные ученые и общественность, так и представители многочисленных международных организаций. Но строителям канала всегда было выгодно такое состояние вещей, так как нет мониторинга – нет рассчитанного ущерба биоте, и необходимости его компенсировать.

Утверждение относительно успешности мониторинга хорошо опровергает Колле-гия Счетной палаты: «Коллегия сделала вывод, что существующая система мониторинга окружающей среды не обеспечила необходимой информацией процесс проектирования и строительства глубоководного судового хода и не позволила принять оптимальные про-ектные решения и обеспечить органы государственной власти и органы местного само-управления, общественные и международные организации обоснованной, объективной и достоверной информацией о состоянии окружающей природной среды и предотвратить отрицательную реакцию международного сообщества на это строительство.» (http://www.ac-rada.gov.ua/achamber/control/uk/publish/article/main?art_id=696813&cat_id=411). Сверх это-го нечего и комментировать. Фактически заявление не содержит конкретных результатов комплексного мониторинга, в частности относительно воздействия реализации первой очереди канала на птиц, ихтиофауну и те раритетные виды, которые находятся на терри-тории заповедника.

А потому и оптимистичные утверждения, в частности про «Усиление сгонно-нагонных явлений, прогнозируемое после раскрытия бара, в определенной мере мо-жет оказать содействие улучшению водообмена в плавнях, тем самым положительно влияя на биоту ДБЗ. Результаты выполненного количественного моделирования этого процесса свидетельствуют о том, что воздействие измененных параметров на-гонных волн будет незначительным и распространится в границах нескольких де-сятков метров внутрь береговой полосы рукава Быстрый», – не более чем ничем не подкрепленные фантазии. Не соответствует действительности и утверждения, что «Уг-лубление бара рукава Быстрый очень слабо скажется на распределении стока воды в Килийской дельте», – из-за дноуглубительных работ стало заноситься гирло Восточное, расположенное южнее Быстрого. Вдольбереговое течение несет ил и дальше – к румын-ским берегам, из-за чего Румыния уже предъявила претензии Украине.

* * *

Заявление содержит недостоверную информацию относительно отсутствия отрица-тельных трансграничных воздействий строительства и эксплуатации ГСХ на природную среду. Как известно, 10 июля 2006 г. Комиссия по запросу Конвенции об оценке воздейст-вия на окружающую природную среду в трансграничном контексте (даль-конвенция Эспо) сделала достоянием гласности свой отчет, в котором признала, что сооружение канала Дунай – Черное море будет иметь значительное вредное трансграничное воздействие. Эта комиссия, в состав которой входили три научные работники, включая представителя Ук-раинского научно-исследовательского института экологических проблем (УкрНИИЭП, Харьков) Анищенко Л. Я., которые единогласно признали, что строительство Украиной канала Дунай – Черное море имеет значительное трансграничное отрицательное воздейст-вие на окружающую среду.

Согласно ДБН А.2.2-1-2003, п. 1.11., при наличии воздействий проектированной деятельности на территории сопредельных государств готовится трансграничная ОВОС в соответствии с Конвенцией Эспо. Отсутствие оценки воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте строительства канала Дунай – Черное море сви-детельствует о нарушении требований ДБН и Конвенции Эспо, а также о неполноте ОВОС представленного объекта и необоснованность и незаконность положительного вы-вода дополнительной экологической экспертизы относительно проекта строительства ка-нала на полное развитие, вынесенного Минприроды.

Как указано в Заявлении, в соответствии с отчетом УкрНИИЭП «Комплексный экологический мониторинг окружающей природной среды при восстановлении глубоко-водного судового хода Дунай – Черное море» в 2004, 2005 годах серьезного отрицательно-го влияния строительства на окружающую среду не отмечено.

Тем не менее, такая позиция и данные противоречат выводам комиссии Эспо, ко-торые говорят о значительном отрицательном воздействии на рыб и птиц в результате за-планированной деятельности по строительству канала, а упоминание в заявлении о ком-пенсационных мероприятиях подтверждает факт такого воздействия на флору и фауну ДБЗ.

* * *

Упоминая экспертов, оценивавших данный проект, составители Заявления не упо-минают эксперта Программы ЮНЕСКО «Человек и биосфера» Яна Квета, эксперта Рам-сарской конвенции Тобиаса Салате, председателя делегации Совета Европы в Дунайском биосферном заповеднике Эладио Фернандес-Галиано и других, отрицательно оценивших данный проект: экспертов Бернской конвенции, решение Дунайской комиссии и решение встречи сторон Орхуской конвенции, – ведь все они дают противоположную точку зрения на вопрос строительства канала через гирло Быстрое.

Тем не менее, в очередной раз упоминается поддержка вывода комплексной гос-экспертизы т. н. «международными экспертами из Вьетнама, Греции, Грузии, Литвы, Польши, России и экспертами Украины». Впервые эти эксперты и именно в такой ком-бинации стран появились после «Рабочего семинара международных экспертов «Восста-новление транзитного судоходства в украинской части дельты Дуная в условиях сущест-вования биосферного заповедника на основе международного опыта», который прошел в Одессе 16 – 20 октября 2003 г. Судя по подписям в резолюции, в семинаре приняло уча-стие 10 человек.

На этот семинар Приказом Минтранса Украины было выделено 100 тыс. грн. – по 2.500 грн. на человека в день – более чем достойная компенсация затрат! И не удивитель-но, что в дальнейшем эти «эксперты» неоднократно принимали участие в разнообразных мероприятиях Минтранса по данному вопросу, четко заявляя свой «одобрямс» каналу на Быстром...

В Заявлении указано, что «Во время доработки рабочего проекта «Полное раз-витие» в соответствии с замечаниями общественных экологических организаций были привлечены Институт гидромеханики НАНУ, ООО «Юридическая фирма «АНК», Дунайская гидрометеорологическая обсерватория, ИПММС НАНУ, Между-народная ассоциация «Украинский центр менеджмента земли и ресурсов». Иными словами, к доработке были привлечены, в основном, организации, которые тем ли иным образом уже обосновывали сооружение канала на Быстром. «В результате выполнения дополнительных исследовательских работ были подтверждены основные решения, принятые в рабочем проекте», – и мысли не было, что такой состав «экспертов», мог прийти к каким-нибудь иным выводам. «В юридическом выводе ООО «Юридическая фирма «АНК» обосновано, что создание глубоководного судового хода Дунай – Чер-ное море по гирлу Быстрому не противоречит ни Украинскому природоохранному законодательству, ни международным обязательством Украины по вопросам охра-ны окружающей среды». И это было не только обоснование, а вообще ноу-хау в юрис-пруденции: «АНК» не рассматривала положения конвенций, а просто указала, что в них не идет речь о запрете сооружения судоходных путей.

* * *

В Заявлении лишь упомянуто о работе Комиссии по запросу Конвенции об эколо-гической оценке влияния в трансграничном контексте, но не приведены ее выводы. Пози-ции же комитетов других конвенций, которые Украина нарушила реализацией данного проекта, в частности Конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, главным образом как среда обитания водоплавающих птиц, Конвенции об охра-не дикой флоры и фауны и природных сред обитания в Европе, Конвенции о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосу-дию по вопросам, касающимся окружающей среды и др., – не приведены вообще.

Аналогично проигнорированы и нарушения национального законодательства, со-вершенные «Дельта-Лоцманом» при сооружении судового хода. Так, в Заявлении указы-вается, что «Строительство по этому проекту началось 15. 05. 2004 года и продолжа-лось до мая 2005 г. (с перерывами на время штормов и периоды нереста рыбы)». В реальности же два года кряду работы по сооружению судоходного пути проводились во время государственного нерестового запрета на р. Дунай в период массового ската моло-дые сельди и частиковых рыб. Из нанесенного ими убытка в размере 1,6 млн. грн. рыбному хозяйству не возмещено ни копейки.

«Во время движения судов на участке трассы, проходящем по территории ДБЗ, превышение нормативно допустимого уровня шума 20 децибел будет происхо-дить в полосе 45 – 60 м от уреза воды с учетом звукопоглощающих свойств естест-венных зарослей камыша (то есть в границах зоны антропогенных ландшафтов)», – все якобы в рамках закона, если отвлечься от того, что Быстрое было переведено в зону антропогенных ландшафтов незаконно, и здесь следует применять более жесткие норма-тивы.

«Главным источником такого воздействия являются потери грунта во время дноуглубительных работ, которые составляют по действующим нормам 2-5 процен-тов от изымаемого грунта», – постоянно игнорируя законодательство, «Дельта-Лоцман» уже устроила при дноуглубительных работах двойную перевалку грунта, тем самым уве-личив заиление воды свыше нормы. «Складирование грунтов дноуглубления на участ-ках ГСХ обеспечивается в специально оборудованные береговые отвалы высотой 2-3 м. Площадки под них должны быть отведены в соответствии с актами выбора зе-мельных участков. Намыв предполагается проводить с обустройством пруда-отстойника с обеспечением необходимой длины пути освещения пульпы, поскольку участок длиной 1,1-2 км обеспечивает такие условия. Общая потребность в отводе земель для складирования грунтов дноуглубления составляет 125,02 га». Вопреки обещаниям, «Дельта-Лоцман» устроила отвалы грунта на острове Ермаков, без каких-либо отводов земельных участков. А что сейчас помешает «Дельта-Лоцман» нарушать дейст-вующее законодательство?

*

Учитывая приведенное выше, мы считаем, что данное Заявление не содержит ком-плексной эколого-экономической оценки воздействия запланированной деятельности на состояние окружающей природной среды, что предусмотрено статьей 15 Закона Украины «Об экологической экспертизе» и не отвечает требованиям к заявлениям об экологических последствиях деятельности, определенных статьей 35 данного Закона, и потому

ТРЕБУЕМ
– не включать Заявление об экологических последствиях создания судового хода Дунай – Черное море на украинском участке дельты по рабочему проекту на полное раз-витие, опубликованное в «Голосе Украины» N 2411 от 24 ноября 2006 г., в документацию, представленную на государственную экспертизу создания судового хода Дунай – Черное море на украинском участке дельты по рабочему проекту на полное развитие;

– вменить в обязанность заказчику, госпредприятию «Дельта-Лоцман», подгото-вить новое заявление об экологических последствиях, которое отвечало бы принципам экологической экспертизы: было научно обоснованным, независимым, объективным, комплексным, вариативным, гласным и законным.

Ответ на это обращение прошу дать в соответствии с положениями Закона Украи-ны «Об обращении граждан».

Председатель Совета ЭкГ «Печенеги» С. А. Шапаренко
*

Выражаем искреннюю признательность О. Мелень за материалы для корректирования данного обращения.


КОНТАКТЫ:
Экологическая группа "Печенеги" (Харьков): Сергей Шапаренко;
тел. (066) 387-46-81, pechenegy@rambler.ru

Подготовлено
ЭкГ "Печенеги", членом Международного Социально-Экологического Союза. Украинская коалиция "За дикую природу"

20. 12. 2006

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами