Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

На главную страницу кампании
в защиту Беловежской пущи

Материал размещен по требованию
газеты "Комсомольская правда в Белоруси".

СВОИМИ ГЛАЗАМИ. В ЗАПОВЕДНЫЙ ЛЕС ВСЕЛИЛСЯ БЕС?

За последние годы Беловежская пущы выдержала нашествия жука-короеда, жуткий ураган и скандалы в прессе

О символе белорусов -- Беловежской пуще -- “Комсомолка” писала не раз. В пуще хозяйничают талибы, пришлые люди, готовые за деньги рубить реликтовый лес. Пуща -- это святое наше наследие, где нельзя тронуть ни одного дерева живого или мертвого. Это святое место, где должна царствовать наука, но не туристы. И уж, конечно, нельзя пилить живой столетний лес, чтобы отдавать кредиты за новейшую немецкую лесопилку, которая для леса сухого вообще не годится. Жук-короед, пожирающий пущу? Эта проблема раздута только затем, чтобы отвлечь внимание от главной беды -- двуногого жука-короеда, делающего свое черное дело по уничтожению пущи. Все это глубоко волновало, казалось таким убедительным, и наш корреспондент, получив тревожные звонки от экологов, даже видел все это своими глазами.

Недовольство и протесты руководства пущи по поводу наших статей мы объясняли для себя просто: юридическая принадлежность к управделами администрации президента заставляет делать из Национального парка закрытую зону. Написав письмо с просьбой приехать в Беловежскую пущу официально и открыто, увидеть все своими глазами и задать все вопросы и получив отказ, мы уверились -- правильно бьем в колокола. Все оказалось не так просто. Через полгода нам позвонили от директора пущи: “Приезжайте”. То, что мы увидели, во многом не совпало с нашими прежними представлениями. Неизменным осталось одно: бить в колокола необходимо.


КАК БЕЛОВЕЖСКАЯ ПУЩА ШЕСТЬ РАЗ ЗАПОВЕДНИКОМ СТАНОВИЛАСЬ

1975 год. Директор Беловежской пущи Степан Качановский приглашает погостить в заповедник именитый дуэт Пахмутову и Добронравова. Сам он в свободное время балуется сочинительством и предлагает написать музыку на свои собственные стихи. Но Пахмутова и Добронравов тактично дают понять, что работают только вдвоем. Так создается знаменитая песня “Беловежская пуща”. Сегодня это гимн, колыбельная и просто символ -- заповедный напев.

Символ чего? Беловежская пуща шесть (!) раз объявлялась заповедной территорией (впервые в XVI веке), и никогда не была настоящим заповедником. Это главный миф о Пуще. В Беловеже не природу оберегали, здесь хозяйничали и охотились: лес рубили при царе, рубили при поляках, рубили в немецкой оккупации, при советах тоже рубили. Когда мы ездили по заповеднику, нам указали на большую поляну вдоль дороги: “Здесь немцы проложили железную дорогу и именно в этом месте грузили лес. В земле остался такой пласт коры и опилок, что через полсотни лет ни одно деревце не продралось”. За два года до этого в 1939 году Беловежская пуща получила статус заповедника. После войны директора “заповедника” менялись каждые три-шесть месяцев. Расстрельная это была должность. Райкомы и райисполкомы требовали древесину: надо людям отстраиваться, в землянках живут. Так что саботажем считались не вырубки заповедного леса, а запрет проводить эти вырубки. Это чудо, что при всем этом в Беловежской пуще сохранился реликтовый лес.

Бытует даже мнение, будто беловежские зубры -- не настоящие: без человека не выживут, к тому же кавказских кровей. Последний зубр был убит здесь в 1919 году, и только после войны в 1946 году в Польше купили пять зубров по 30-40 тысяч рублей. Прародитель всех беловежских зубров, самец со странной кличкой Пугинал, в самом деле был помесью беловежской линии с кавказской. Но, как уверяют специалисты заповедника, в ходе селекционной работы кавказская линия была постепенно удалена.

Инспекторы ООН в Ираке искали оружие массового поражения. Мы отправились в Беловежскую пущу на поиски следов массового уничтожения заповедных лесов

-- Ну что, говорите куда вас везти? Показывайте нам эти злачные места, -- хмуро пошутил директор Беловежской пущи Николай Бамбиза, усаживаясь за руль джипа. Вместе с нами в рейд по пуще поехали инженер-лесопатолог Григорий Кравчук и заместитель директора по науке Анна Денгубенко.
-- По данным разведки, экологи уверяют, что вы рубите лес на неприкасаемых постоянных пробных площадках, небольших участках леса, на которых ученые следят, как меняется лес. Называют квадрат 741. Давайте сразу туда!

…Чем больше мы всматривались в лес, что мелькал за окном машины, тем больше недоумевали. Мы понимали, что Беловежский лес должен отличаться от любого обычного, но чтобы так? Кажется, здесь совсем недавно прошла война: то здесь то там лежат высохшие деревья. Это и есть эталон леса Беловежская пуща? Она что, вся такая?

-- Подождите, мы еще не доехали до настоящих буреломов, где в прошлом году прошел ураган, а пуща разная. Здесь пока непричесанная, после короеда. Вот что происходит с лесом, когда человек ничего не трогает. Смотрите дальше: это территория, огороженная от зверей специальной сеткой, -- раскореженный лес вдруг повеселел. -- Мы загораживаем отдельные участки, чтобы проследить влияние копытных. Здесь особенно заметно, что в пуще излишняя их численность.

Подъезжаем в указанный “разведкой” район. На “вырубленном” квадрате №741 ничто не намекало на какое-либо присутствие здесь человека. Что говорить о лесоповале. Каждое дерево пронумеровано, территория огорожена… “Сами все видите, -- говорит Николай Бамбиза, -- а то получается, мой прадед от царя орден имел “за сохранение и приумножение лесов империи”, а из правнука вырос какой-то беловежский бандит...”

С одного “места преступления” идем на другое. По одну сторону дороги стоит обычный лес, по другую торчат пни и лежат голые без коры стволы ели.

-- Это дерево полно короеда, это пока чистое, то тоже не жилец, -- говорит Николай Бамбиза, указывая на вполне нормальные зеленые ели.
-- Вы что же жуков через кору видите?
-- Присмотритесь и увидите, что на многих деревьях внизу ствола будто рассыпана мука. Это короед точит кору.

Лесопатолог Григорий Кравчук топором вырезает квадрат коры вполне приличной зеленой ели. Кора вся исписана “татуировкой”: “Здесь был короед”. На ладонь высыпаются несколько жучков.

-- На этом дереве около 20 тысяч жуков короедов. Дерево обречено, хотя пока и зеленое. Одно спасение -- вырубить и вывезти подальше, пока жуки не дали потомство и не перешли на другие деревья.

-- Но ведь экологи говорят, что дерево может само справляться с короедом, заливая его смолой?

-- Из миллиона -- одно. Да и на здоровое дерево короед не пойдет, только на ослабленное, а из-за сухих последних лет в ели нет смолы. Это последствия мелиорации и потепления климата. Возможно, ель вообще должна уйти из этих мест.

-- А в пуще выкладывали ферментные ловушки на короеда, которые защитили заповедники Германии и Дании?

-- Да, но в них нет смысла, потому что не сравнимы объема бедствия. На дереве 20 тысяч жуков, и каждая ловушка за год ловит столько же. Если не срубить дерево, оно осыплется, станет сухое, короед отсюда вылетит. Но не тот жук, а два его молодых поколения за сезон. А это два раза по 200 тысяч. Они заселят соседние деревья, тоже дадут потомство и осенью мы получаем 2 миллиона жуков короеда. Наши ученые установили, что в 2001 году на зимовку ушло до 2 миллионов короеда на гектар леса, через год -- до 6 миллионов, а на зимовку этого года -- 32 миллиона. Сила страшнейшая -- сметет тут все. Дерево не в состоянии справиться с такой оравой. Когда жуки набирают силу, съедают и молодняк и старые столетние деревья. Короед даже сосну распробовал, но это когда ему уже не хватает корма.

-- А деревья на той стороне дороги были вырублены, потому что были заражены?

-- Нет. Эти вырублены зимой, когда уже были сухими, а высохли прошлым еще летом. Рубить их надо было зелеными, когда пришел короед.

-- Почему же не рубили?

-- Так вы бы нас первыми съели за это. На сплошную вырубку надо взять разрешение у комиссии Министерства природы. До сих пор комиссия говорила: пока дерево не высохло до пятой категории, не рубить. Бесполезно это, жук уже вылетел, но мы ничего доказать не могли. Сейчас вроде бы разрешают рубить и четвертую категорию.

-- И чтобы остановить жука, на его пути будет вырубаться коридор?

-- Нет. Надо вырубать именно зараженные деревья. У поляков и немцев помимо лесников есть люди, которые ходят по лесу и ищут короедники. Как только находят, дерево удаляется.

-- А поляки не боятся, что потом все это добро перелетит к ним, когда у нас все слопает?

-- Боятся. Но больше они опасаются наших пожаров. Ельники в белорусской части Беловежской пущи высыхают и начинают падать. Дальше бьет молния и все -- потушить такой пожар невозможно. Поляки стонут: Бога ради, убирайте сухостой, вы же и себя и нас спалите.

-- Но ведь сухостой ваша знаменитая немецкая лесопилка не берет...

-- Эта пила берет и сырое и сухое дерево. И никакая она не современная, наоборот. Не знаю, о чем думали, когда покупали ту пилораму. Судите сами, ее обслуживали два компьютера, это потому, что небольшая компьютерная программа не помещалась на одном винчестере, настолько это оборудование устаревшее.


КАК ПОСЛЕ УРАГАНА “УРАЛ” ТРИ ДНЯ ИЗ ЛЕСА ВЫРЕЗАЛИ

Чем дальше едем в лес, тем светлее становится вокруг -- подъезжаем к местам, где бушевал ураган. Единственным живым существом, которому угораздило попасть прямо в эпицентр прошлогоднего смерча, пронесшегося в пуще 27 февраля, оказался водитель “Урала”. Все звери, почуяв приближение стихии, ушли из этого леса за 20 минут до урагана. Водитель когда увидел, как впереди резко надвигается “ночь” и вокруг летают деревья, выскочил из кабины, залез под машину и молился. Все длилось полторы минуты, а машину потом вырезали из лесоповала три дня. На землю нога не могла ступить.

Два смерча шли рядом, потом стихии объединились и вместе “прошагали” еще километров шесть, проложив коридор полукилометровой ширины. В этом вывороченном лесу (180 гектаров) деревья “растут” корнями вверх. Столетнюю ель скрутило как обычную ветку. То здесь, то там стоят чудом уцелевшие корабельные сосны. “Эти деревья тоже не выживут, они теперь на открытом пространстве, на виду у всех ветров. Но рубить их не имеем права”, -- поясняет Николай Бамбиза. Мы здесь собрали шишки от погибших деревьев и посадили семена. Через 3-4 года привьем от гигантских сосен и возродим потомство.
-- Но почему вокруг так много пней? Ветер обычно вырывает деревья с корнем?
-- Очень много обломано верхушек. Лет десять такое дерево, может, простоит, но расти не будет. Высохнет и все равно погибнет.

После такого зрелища нам просто необходимо было посмотреть на нетронутый заповедный лес. Но главное мы увидели по пути. Это было поваленное дерево прямо посреди дороги в заповедную часть Беловежской пущи. Через эту ель с трудом перебрался директорский джип. Дерево это лежит здесь давно. Хозяйственный Бамбиза даже чертыхнулся про себя, мол, надо, наконец, убрать это безобразие. Нам же важно другое: никакие лесовозы через такое препятствие не пройдут. Это алиби.

-- Всю пущу заповедником не сделаешь, только этот лес назван зоной мирового наследия, -- говорит Анна Денгубенко, когда мы добрались до заповедный мест. -- Чтобы присвоить лесу такой статус, его оценивают международные эксперты. Учитывается удаленность от людей, уникальность и девственность лесов. Наша заповедная территория в 3,5 раза больше всего Национального парка Польши. Чтобы контролировать такие просторы и изучать реликтовый лес, нужны большие средства, которых у нас пока нет. Смотрите, здесь тоже короед. Но мы даже сухие деревья не трогаем -- не имеем право вмешиваться. Замкнутый круг получается: мы можем сколько угодно бороться с короедом в обычном Беловежском лесу, а в заповедных местах жук будет размножаться.


КАК ДОМИК В ВИСКУЛЯХ СДАВАЛИ ПО ЦЕНЕ С ПОТОЛКА, ПОЛИТОГО ШАМПАНСКИМ

-- Было это в начале 90-х. В Вискули приехала какая-то шантрапа на навороченных машинах, -- вспоминает Анна Денгубенко. -- Сколько на сутки снять домик, спрашивают? Наши и ляпнули: 300 баксов, чтобы только отвязались, мы сами тогда по 8-10 долларов получали. А те даже не торговались. Поселили их в коттедж, там мебель хрущевская, сервизы и все такое. Через три дня мы пришли принимать комнаты, а там потолок залит шампанским, люстра оборвана, все разгромлено. Они рассказывают, мол, ну, веселились, ну, кто-то захотел на люстре покачаться, ну, она и оторвалась. Сколько с нас? 500 долларов? Выложили и уехали. У нас еще долго цена в 300 долларов, взятая с потолка, политого шампанским, держалась.

-- Я пришел, через неделю стало 700 долларов, -- подхватил Николай Бамбиза. -- Любой Национальный парк мира живет за счет туризма. Только туризм этот должен быть разумным. Мы никого не пускаем в лес без проводника, чуть только пустишь, тут же костер разожгут, браконьерствовать начнут. Жаль, туристам не все чудеса пока показывают. Однажды попробовали, да те набросились на 500-летние дубы -- соскребать кору на сувениры.


КАК АЛЕКСАНДР II УБИЛ 28 БЕЛОВЕЖСКИХ ЗУБРОВ

-- В Музее природы Беловежской пущи выставлена позолоченная копия монумента зубра, который был установлен в честь охоты Александра II в 1860 году. На той охоте были убиты 28 зубров. Во все времена персонал Беловежской пущи работал исключительно на охоту. Это же элитное охотничье хозяйство, ничем другим здесь никогда не занимались. Возможно, еще потому и упустили распространение короеда, -- признается Николай Бамбиза.

Сегодня поохотиться в Беловежской пуще (охотхозяйство Шерешево) не каждому по карману. Завалить царя Беловежских лесов стоит от 3800 евро. В таком трофее нет ничего необычного. Зубров развелось слишком много для здешних лесов (численность зубров превышает норму на 70 голов), многие старые самцы больны инфекцией, приводящей к импотенции. Сами не могут и молодых к самкам не подпускают. Приходится таких отстреливать, для чего созывается специальная комиссия, которая выносит приговор или жалует помилование.
-- В последнее время к нам зачастили охотники из России, -- рассказывает Николай Бамбиза. -- Эти с порога спрашивают: а скока у вас зубров пасется? Беру всех!


БЫЛЬ. Как Беловежская пуща чуть не стала украинской

В 1939 года после освобождения западных земель Украины и Беларуси возник формальный вопрос о границе между соседями. Тогдашний первый секретарь компартии Украины Никита Хрущев представил Сталину проект, по которому Беловежская пуща отходила Украине. 22 ноября Хрущев и первый секретарь компартии Беларуси Пономаренко были вызваны в Кремль на беседу к Сталину. Дожидаясь в приемной, партийные чиновники всерьез повздорили. “Здорово, гетманы, ну, как с границей? Вы еще не передрались? Не начали войну из-за границ? С этими словами вождь сам прочертил от руки на карте линию границы, совпадающую с белорусским вариантом, но в одном месте отхватил у пущи кусочек леса: “Пусть этот лес отойдет к Украине”.


ЛЕГЕНДА.
В Пуще оставила свой след Дева Мария.

В Беловежских заповедных лесах сохранилось странное языческое капище (камень, где приносились жертвы богам). Есть еще древний камень, про который ходит легенда, что на нем оставлены... следы Божьей Матери. Сотрудники Беловежской пущи уверяют, что пробовали оставлять на камне еду, но звери обходили стороной. Когда же еду положили рядом, все было съедено.

Неподалеку стоит уникальный 500-летний дуб-великан. Сквозь дупло этого дерева, по преданиям, проносили больных людей, и те выздоравливали. Внутри дупла могут запросто уместиться четыре человека.


НЕ ЛЕГЕНДА.
Воздух в Беловеже чище, чем в операционной.

Как-то специалисты Беловежской пущи замерили, сколько патогенных микробов находится в кубометре пущанского воздуха. Оказалось, в полтора раза меньше, чем в операционной палате после стерилизации.

"Комсомольская правда в Беларуси"
30 мая 2003 г.

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами