Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

На главную страницу кампании
в защиту Беловежской пущи

Некоторые аспекты
Концепции сохранения природных экосистем Беларуси

В наибольшей степени биологическое и ландшафтное разнообразие сохраняется на особо охраняемых природных территориях (ООПТ). Поэтому увеличение их площадей, обеспечение установленного режима и реальной охраны является одним из приоритетных направлений в работе по сохранению природной среды. В Беларуси на всех уровнях государственной власти всегда с пониманием относились к роли ООПТ, поэтому они создавались без больших осложнений. Особенно много в последние годы было создано заказников. Только заказников республиканского значения было создано: в 1998г. - 6, в 1999г. - 7, в 2000 - 5.

Ещё в большем количестве создаются заказники местного значения. В итоге, на 01.01.2001г. в республике имелось: 1 заповедник, 4 национальных парка, 94 заказника республиканского и 458 местного значения. Общая площадь их составила 1579,1 тыс. га или 7,6 % от территории республики. Эти показатели сохраняют тенденцию к устойчивому росту. Если в 1995году площадь ООПТ в Беларуси составляла 794тыс. га. или 3,8% территории республики, то в 2000г. - 1508тыс. га. или 7,3%. Схемой рационального размещения ООПТ к 2005г. их площадь намечено довести до 1766тыс. га., что даст 8,5%.

Казалось бы у нас не должно быть оснований для беспокойства о сохранности природных экосистем. Общие количественные величины ООПТ действительно могут внушить оптимизм. Но, так сказать, качественная сторона ООПТ вызывает серьёзные опасения за способность их обеспечить сохранность ценных природных экосистем страны. Кроме того, внимательный анализ сложившейся ситуации с состоянием природных экосистем и организацией их охраны показывает, что за этой кажущейся идиллией скрываются серьезные проблемы организационного, экономического и социального характера. Произошедшие за последние годы политические и социально-экономические изменения в жизни страны выявили ряд проблем, которые вплотную затронули судьбу ООПТ и отразились на условиях их существования и эффективности выполнения своих функций.

По мере убывания значения эти проблемы можно расположить в следующей последовательности: классификация особо охраняемых природных территорий (ООПТ), охват особо охраняемыми природными территориями всех физико-географических районов страны, ведомственная подчиненность ООПТ, законодательство об ООПТ, научные исследования на ООПТ, социальные проблемы. Все эти проблемы важны, многогранны, зачастую решение их требует предварительного решения ряда других, комплексных проблем, отдельные из которых не нашли ещё даже однозначного теоретического обоснования. Анализ всех проблем одновременно займет много места и осложнит рассмотрение в полном объеме каждой из них. Каждая проблема требует отдельного рассмотрения. Поэтому остановимся пока на первой, на мой взгляд, главной, от решения которой в очень большой степени, если не полностью, зависит решение всех остальных проблем. Это проблема классификации особо охраняемых природных территорий иначе говоря, установление их перечня.

На популярный сегодня вопрос: а есть ли у нас концепция сохранения ценных природных экосистем, нужно ответить однозначно утвердительно. Да, в Беларуси есть такая концепция, и она реализуется посредством системы ООПТ, формально не утвержденной, но достаточно для своего времени обоснованной.

До недавних пор никто из нас не ставил под сомнение обоснованность сложившейся у нас системы. Однако время идет, мы все полнее, глубже и всестороннее уясняем её сущность и эффективность действия. Под влиянием продолжающейся всеобщей деградации природной среды, происходящих событий в общественной жизни на многие вещи приходится посмотреть другим взглядом, С сожалением приходится констатировать, что наше природоохранное сознание оказалось не готовым отреагировать адекватно на изменившуюся ситуацию.

За последние годы система создания ООПТ не изменилась, они по-прежнему создаются в соответствии со Схемой рационального размещения ООПТ, разработанной ещё в 1994 году. Она, естественно не учитывает ни требований Конвенции о биоразнообразии, ни Стратегии сохранения биологического и ландшафтного разнообразия, ни природно-ландшафтного районирования, ни, тем более, изменившейся экономической ситуации в стране. Новый Закон Республики Беларусь "Об особо охраняемых природных территориях" (2000г.) не отличается прогрессивностью. Он зафиксировал существующую ситуацию в заповедном деле и не ориентирован даже на ближайшую перспективу. Беларусь должна была до 2000года разработать экологическую сеть, но в новом Законе не дано даже определение этого понятия и связанных с ним новых терминов: экологический коридор, экологическая ниша и др. В состав экологической сети войдут, конечно, основные ООПТ, водоохранные зоны водоёмов и рек, другие экосистемы, но без законодательной основы разработка её и утверждение будут затруднены.

Что такое сегодня система ООПТ? Это совокупность заповедников, национальных парков, заказников, памятников природы, то есть территорий с разной степенью охраны ценных природных экосистем. Для характеристики уровня охраны природных территорий республики принято пользоваться одним показателем - отношением площади всех ООПТ к общей площади республики (УООПТ). Как мы видели выше, УООПТ Беларуси достаточно высок - 7, 6 %.

Каждая категория ООПТ отличается друг от друга степенью охраны ее природных экосистем. Если в заповеднике вся его территория должна быть заповедной, то в национальных парках только на части их территории установлен заповедный режим. Длительное время из-за того, что общая площадь ООПТ у нас была относительно небольшая, разница в степени охраны природных экосистем была незначительная, НП появились только в последнее время, а, главное, будем откровенны, никто серьезно не обеспечивал их реальную охрану (всегда в виде исключения можно было осуществить практически любое природопользование), пренебрегали разницей в степени охраны экосистем разных категории.

В итоге получалось, что площади с совершенно разной степенью охраны (от полной заповедноети в заповеднике до минимальной в заказнике или памятнике природы) суммировались" и выводился средний показатель УООПТ, не задумываясь о последствиях. По мере увеличения доли заказников и памятников природы в общем количестве ООПТ в этом усредненном показателе доля фактически заповедной территории всё уменьшается и уменьшается. Фактически площадь полностью заповедной природной территории в Беларуси (площадь заповедника и заповедных зон национальных парков) составляет 138,3тыс. га. или 0,7% территории республики. (Причём, надо иметь в виду, что площадь Березинского заповедника далеко не вся заповедная). В ближайшие годы создание заповедников в республике не планируется, будут создаваться в основном заказники и памятники природы. Как уже указано выше, к 2005году общая площадь ООПТ должна составить 1766тыс. га., или УООПТ увеличится до 8,5%.

Но фактически полностью заповедная площадь и к 2005году в республике не увеличится, она останется прежней - 138,3тыс.га. или 0,7% территории республики. Следовательно, пользование только этим усредненным УООПТ не правомерно, он искажает истинную ситуацию с охраняемой площадью, скрывая мизерные размеры фактически заповедной, успокаивая кажущимся благополучием.

Любопытно посмотреть, как формируется этот показатель, по которому сравниваются успехи в сохранении биоразнообразия, в других государствах. Возьмем для примера нашего ближайшего западного соседа - Польшу. Общая площадь ООПТ Польши (1997г.) составляла 9391,4тыс.га. или 30% территории страны. Она слагается из: национальных парков - 1,0%, заповедников - 0,4%, пейзажных парков 6,8%, пространств охраняемых пейзажей - 21,6% и прочих ОД.

Как видим, процент близких по статусу нашим заказникам охраняемых природных территорий составляет 27,4% от территории страны или 91% от общего уровня всех охраняемых территорий (30%). То есть и в Беларуси, и в Польше специалисты лукавят, занимаются самообманом и вводят в заблуждение органы власти и общественность высоким уровнем, якобы заповедных территорий. Фактически в этом показателе львиную долю занимают ООПТ с довольно условным, низким режимом заповедности - это заказники (в Беларуси 75%, в Польше 91%), а площадь заповедных зон завуалирована, она стабильна и незначительна и о ней просто предпочитают скромно умалчивать.

Можно ли при такой системе оценки говорить об объективности в определении уровня охраны природных территорий и объективности планирования их создания? Конечно, нет. Настало время назвать вещи своими именами и расставить точки над "и". Но это не просто сделать, Для этого придется пересмотреть привычные, устоявшиеся взгляды на многие понятия заповедного дела, на характер режима, охраны и использования природных экосистем, нуждающихся в сохранении, на методы управления ими и их использования, придётся отказаться от некоторых, казалось бы, незыблемых положений.

Представляется логичным, кроме принятого усредненного общего показателя ООПТ, ввести в обиход другой, характеризующий наличие заповедных территорий - уровень заповедных территорий. Теперь другие, более существенные предложения. Прежде всего о заповеднике. Единственный белорусский Березинский заповедник являет собой образец безответственного, безнравственного отношения к сохранению уникальных природных комплексов. На некогда практически всей заповедной территории, после присвоения ему общественного международного титула "биосферный", была выделена заповедная зона - ядро площадью 38,2тыс.га., что составило только 47,2% территории заповедника. Заповедная площадь, следовательно, была уменьшена в два раза. Сегодня там пошли ещё дальше. Руководствуясь не совсем продуманной формулировкой одной из статей Закона, допускающей на отдельных участках деятельность в интересах заповедника и местного населения, в Березинском заповеднике нашли, что такая деятельность возможна аж в 234 кварталах из 819 имеющихся, или на 28.6% всей территории заповедника. Причём, в 131 квартале сочли возможным два вида использования природных ресурсов, а в 72 - три и более. А добыча диких животных предполагается в 229 кварталах. Ну чем не охотничье хозяйство? И это предложения, подготовленные с участием научных работников заповедника]

Они подготовлены явно в угоду хозяйственному использованию природных ресурсов, а не их сохранению. Сегодня Березинский заповедник используется фактически как национальный парк, в нём осуществляется не только туристическая, но и другая, включая деревообработку, хозяйственная деятельность. С такими методами заповедания природных экосистем нельзя мириться. В этой экстремальной для природных экосистем заповедника ситуации необходимо принять радикальное решение. Представляется необходимым безотлагательно восстановить заповедный режим на всей территории заповедника и вернуться к основному смыслу Положения о государственных заповедниках Белорусской ССР, Утверждённому Советом Министров БССР 23 августа 1962г. №446, которым эксплуатация природных ресурсов на территории заповедника была запрещена, а санитарные рубки, рубки ухода за лесом и другие работы, способствующие естественному и искусственному восстановления леса допускались только на участках, пострадавших от пожара или других стихийных бедствий. Происходящее постоянное послабление заповедного режима приведет, в конце концов, к полной потере смысла охраны этой территории в статусе заповедника.

Теперь о национальных парках.

Собственно говоря, прежде всего, возникает вопрос: а почему национальные парки отнесены к ООПТ? Обеспечивают ли они сохранность природных экосистем на своих территориях? Площадь заповедной зоны в любом Белорусском национальном парке далеко не достигает даже половины его территории. В НП "Припятский" она составляет 35,3%; в НП "Беловежская пуща" - 16,3%; в НП "Нарочанский" - 12,6%, а в НП "Браславские озера" вообще только 6,0%. В НП выделяется зона регулируемого использования, по размерам она колеблется в разных парках в пределах 40-60% территории.

По режиму она является аналогом природных заказников и существенным источником природных ресурсов для осуществления хозяйственной деятельности. В двух остальных зонах: рекреационной и хозяйственной также разрешена хозяйственная деятельность, пусть и регулируемая. В НП ведётся интенсивная хозяйственная деятельность, В отдельных парках объём заготавливаемой древесины достигает 60-80тыс. куб. метров в год, фактически ведётся охото-хозяйственная деятельность и ежегодно отстреливается по 300-340 особей оленя и кабана, работают рыбхозы, занимаясь не только ловом рыбы, но изготавливая консервы из привозного сырья, имеются цеха по переработке древесины и изготовлению напитков, другие производства. Можно ли говорить, что такие НП работают на сохранение природных комплексов? Похвально., что используются природные ресурсы, но почему всё это делается под вывеской НП, причем здесь ООПТ? Так какие у нас могут быть основания вею территорию НП относить к категории особо охраняемых? С точки зрения интересов охраны природных комплексов, логической и юридической - никакие.

В НП все больше доминируют туристско-рекреационная и иная хозяйственная деятельность, превращая их из природоохранных учреждений в агро-лесо-дерево и рыбоперерабатывающие и туристско-рекреационные объединения. Национальные парки Беларуси изжили себя как ООПТ.

В связи с этим представляет интерес судьба польской части Беловежской Пущи. За 100 прошедших лет в ней было заготовлено 27 млн. куб.метров древесины. В естественным состоянии лесонасаждения сохранились только на 30% территории Пущи. И теперь общественность ведет борьбу за ее спасение путем распространения режима национального парка на вею территорию Пущи, причем, под строго охраняемую зону предполагается отвести только 6,4 тыс.га или 11% всей территории Пущи. О заповедном режиме на большей площади уже нет и речи, сохранить бы эти 11%.

Если мы действительно хотим сохранить ценные природные комплексы, находящиеся на территории наших НП, то мы должны пересмотреть их статуе. Представляется логичным реорганизовать национальные парки и каждой зоне отдать своё, пусть в каждой зоне занимаются своим делом -где сохранением природных комплексов, а где нормальной эксплуатацией природных ресурсов. Естественно, подход к каждому НП должен быть индивидуальный.

Особый интерес представляет НП "Беловежская пуща". Уникальность Беловежской Пущи и сложившаяся на сегодняшний день ситуация с состоянием природных экосистем вынуждает однозначно констатировать, что установление в Беловежской Пуще - памятнике природы мирового значения - статуса национального парка равносильно экологическому преступлению. К счастью, в белорусской части Беловежской Пущи, за последние 55 лет в ходе санитарных рубок было заготовлено только около 4 млн. куб. метров древесины. В относительнб хорошем состоянии сохранились лесонасаждения на значительной площади и в этих условиях уместно еще вести речь об установлении на ней заповедного режима. Единственная возможность сохранить для потомков остатки этого единственного в своём роде в Европе лесного массива - установление статуса заповедника на исконной территории Беловежской Пущи. Это создаст условия для восстановления и естественного развития экосистем, не до конца ещё разрушенных вмешательством человека в естественный ход природных процессов.

Похожая ситуация и с НП "Припятский". Он появился в результате реорганизации Припятского ландшафтно-гидрологического заповедника. Что же получилось в результате? Площадь рекреационной зоны составляет в нем только 580 га. или 0,7% территории парка. Спрашивается, оправдана ли была ликвидация заповедника ради такой ничтожной площади для организации туризма? Вряд ли удастся кого-то убедить, что НП организовали только для того, чтобы заниматься туризмом на площади 580га. и хозяйственной деятельностью на площади 9,8тыс, га. (11,9%). Скорее всего, идеологи этой реорганизации думали не о сохранении природных экосистем, а о том, как под прикрытием рекреации развернуть хозяйственную деятельность на остальной территории парка, что в условиях заповедника казалось не совсем приличным. Какой же напрашивается вывод? Вывод простой - на заповедной территории и на ценных участках зоны регулируемого использования необходимо восстановить статус заповедника. А как же быть с остальной территорией? Если она действительно представляет туристическую и рекреационную ценность, то её и нужно выделить в отдельный, ничего общего с природоохранным не имеющий объект, и использовать по прямому назначению - в рекреационных и туристических целях.

В НП "Нарочанский" и " Браславские озёра" заповедная зона составляет соответственно 8,2 тыс. га. (12,6%) и 3,5тыс.га. (6,0%). Остальная территория - создана самой природой для отдыха, развлечений и туризма. Какой режим на ней мы не устанавливали бы, она всегда использовалась и впредь будет использоваться по своему естественному назначению - как рекреационный район. Так зачем насильственно устанавливать здесь режим, не свойственный реальной обстановке?

Рекреационная и хозяйственная зоны НП к ООПТ вообще никакого отношения не имеют. Если хозяйственная зона при ликвидации НП переводится без каких-либо осложнений в категорию обычных эксплуатируемых территорий, то с рекреационной зоной несколько сложнее. Конечно, рекреация, туризм, оздоровление и просто активный отдых населения должны проходить на лоне природы, еще лучше, если для этого специально будут выделены пригодные для этих целей лесные, водные, полевые территории, они будут благоустроены и за ними будет установлен постоянный присмотр.

Сюда нужно включить также курортные леса и зеленые зоны населенных пунктов, земельные участки, занятые территориями домов отдыха, пансионатов, санаториев, кемпингов, спортивно-оздоровительных комплексов, туристических баз, стационарных и палаточных туристско-оздоровительных лагерей и др. Такие территории должны получить свой статус и свое название, например, "рекреационный район". В таких районах будет возможность заниматься видами хозяйственной деятельности, образующими сферу обслуживания отдыхающих. Они заменят нынешние национальные парки. Естественно, к ООПТ они никакого отношения не будут иметь. Но это уже выходит за пределы компетенции органов охраны природы, это уже сфера деятельности Минспорта и туризма. Это предложение нужно иметь в виду сейчас, когда вновь поднимается вопрос об организации национального парка "Белая Русь". Рекреационный оздоровительный и спортивный потенциал в этом районе безусловно необходимо использовать, но причем здесь ООПТ? Это как раз и есть классический рекреационный район.

Конечно, нельзя исключать того, что отдельные туристические маршруты и тропы будут проходить по территории заказников или, даже заповедника, соединяя рекреационные районы.

Такое неожиданное, на первый взгляд, предложение о фактической ликвидации НП как ООПТ никого не должно шокировать. О том, что национальные парки не могут обеспечить сохранность природных комплексов на своей территории, было заявлено еще в 1972 году на Второй Всемирной конференции по случаю 100-летия первого в мире Йеллоустонского Национального парка. Печальный опыт НП Беларуси подтверждает правоту этого заявления, из которого мы должны, наконец, сделать выводы.

Кроме общеизвестных ООПТ в республике имеются ещё две категории территорий, по своему режиму очень близких, а иногда и полностью идентичные с природными заказниками, но необоснованно упускаемые из виду природоохранными органами. Значительные территории республики заняты водоохранными зонами водоёмов и рек, а в лесах выделяются особо ценные участки государственного лесного фонда, имеющие генетическое, научное и историко-культурное значение. Для них установлен жесткий природоохранный режим, поэтому те и другие имеют все основания быть официально причисленными к ООПТ в статусе природных заказников соответствующего вида: ландшафтные, биологические, гидрологические и т.п.

Площадями водоохранных зон и ценными участками гослесфонда не следует пренебрегать, они весьма и весьма значительны и существенно увеличат общую площадь ООПТ. Так, площадь ценных участков гослесфонда составляет почти 800 тыс. га. или 3,7% территории республики. Площадь водоохранных зон водоёмов и крупных рек по республике, к сожалению, так до сих пор и не определена. Известна только площадь водоохранных зон малых рек, она составляет 3900тыс. га. или 19% территории республики. Нужно признать, что выделению этой категории экосистем, установлению их границ в натуре и организации охраны не придается должного внимания. Последствия этого упущения ощущают экосистемы, фактически остающиеся без охраны и качество воды в прилегающих к ним реках и водоёмах.

Исходя из вышеизложенного, видно, что фактически площадь экосистем, имеющих статус ООПТ и экосистем, которые имеют все основания быть таковыми, и которым необходимо его придать значительно больше, чем учтено и принято считать. И это при том, что НП будут реорганизованы. Уже сегодня можно сказать, что заповедники занимают 0,7% территории республики, существующие природные заказники - 5,6%, ценные участки гослесфонда (предлагаемые для включения в категорию заказников) - 3,7% и водоохранные полосы малых рек (предлагаемые также для включения в категорию заказников) - 19%. Итого, площадь ООПТ по новой классификации вместо нынешних 1,5 млн, га или 7,6%, составит 6,0 млн. га или 29,0% территории республики. Это реальные ООПТ Беларуси, Кроме этого остаются еще неучтенными водоохранные зоны водоёмов и крупных рек. Если вернуться к сопоставлению данных о наших площадях ООПТ с Польскими, то увидим, что наши в процентном отношении не только сопоставимы с польскими, но после учёта площадей водоохранных зон водоёмов и крупных рек значительно превзойдут их.

Таким образом, всем природным экосистемам, нуждающимся в их сохранении, может быть придан соответствующий природоохранный статус: заповедника, заказника или памятника природы. В рамках этих трех категорий ООПТ вполне вмещается всё разнообразие экосистем, находящихся под угрозой деградации, а установленный для них режим гарантирует (при его соблюдении) их сохранность.

Введение новой классификации ООПТ позволит объективно и полно учесть все природные экосистемы, нуждающиеся в сохранении, и будет способствовать решению всех других проблем заповедного дела. Но это только первый шаг в решении концепции сохранения ценных природных экосистем. Необходимо безотлагательное широкое и гласное обсуждение как проблемы классификации, так и экономических, социальных и иных проблем ООПТ и законодательства о них.

Литература:

1.Закон Республики Беларусь "Об особо охраняемых природных территориях", 23,03.2000г., №396-3.

2.Схема рационального размещения особо охраняемых природных территорий Республики Беларусь. Пост. СМ от 3.03.1995г. №132.

3. Годовой отчёт за 2000год о работе специализированной инспекции государственного контроля за использованием и охраной животного мира, ведением охотничьего хозяйства и состоянием заповедного дела.

4. Положения о Национальных парках Республики Беларусь.

5. S. Kozfowski, Ekorozwoj, Wydawnictwo Naukowe PWN SA, Warszawa 2000.

6. Тезисы докладов республиканской научно-практической конференции "Экологические и нравственные проблемы особо охраняемых природных территорий", Минск, 15.12.2000г.

7. Zasady ftmkcjonowania Biafowieskiego Parku Narodowego powiekszonego na caly obSzar polskiej cz|;sci Puszczy Biafbwieskiej (propozycja). Утверждено Ученым Советом Беловежского Национального Парка 17,06.2000 г.

Член Белорусского общества охраны природы
Здeнслав Феликсович Муравьёв
220068, г. Минск, ул. Орловская, 4а-6, тел: 268-63-24

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами